Без рубрики

История дизайна: вазы «Вакханки» Рене Лалика

История дизайна: вазы «Вакханки» Рене Лалика

Ваза «Вакханки» — одна из самых известных работ Рене Лалика, знаменитого французского промышленного художника. Она непрерывно выпускается с 1927 года до нашего времени.

Рене Лалик прожил долгую жизнь (1860–1945) и прославился дважды: в конце XIX века как ювелир, а в 1920-е годы как художник по стеклу. В 1885 году он открыл в Париже собственную мастерскую и вскоре добился славы лучшего ювелира Франции. Лалик делал украшения для Сары Бернар, а на Всемирной выставке в Париже 1900 года выступил так блистательно, что получил за свои заслуги орден Почетного легиона. В 1921 году, после того как было налажено производство на крупном стекольном заводе Лалика в Эльзасе, он сосредоточился исключительно на этом материале. Он вновь с триумфом показал свои работы на Всемирной выставке декоративных искусств в Париже 1925 года, для которой, помимо прочего, сделал огромный стеклянный фонтан.


Кроме ваз и светильников — традиционной продукции фабрик художественного стекла — эльзасский завод Лалика выпускал флаконы для духов по заказу парижских модных домов, фигурки-эмблемы, которыми украшают капоты автомобилей. В конце 1920-х и в 1930-е годы, в зените славы, Лалик делал большие интерьерные ансамбли: панно с инкрустациями в вагонах поезда, ходившего вдоль Лазурного берега, интерьер магазина «Овиатта» в Лос-Анджелесе, светильники в столовой лайнера «Нормандия» и в залах виллы принца Ясухико в Токио, стеклянный алтарь в церкви Святого Матфея на острове Джерси. Работы Рене Лалика, по распространенному мнению, воплощение роскоши ар-деко, что не вполне справедливо: он для того и перешел от ювелирного дела к стекольному производству, чтобы его искусство стало общедоступным, проникло в каждый дом.

В искусстве ар-деко, и особенно в скульптуре Рене Лалика, сильны традиции классицизма. Создавая вазу «Вакханки», он, конечно, помнил о знаменитых вазах Древнего Рима с рельефными изображениями — каменных, таких как ваза Таунли и ваза Боргезе (кстати, на обеих рельефы с дионисийскими сюжетами), и стеклянных, таких как Портлендская ваза. Им часто подражали в XVIII и XIX веках, причем многие рельефные вазы той поры, в первую очередь веджвудские вазы с рельефами Джона Флаксмана, шедевры не хуже римских.

Лалик заимствует из античности тип рельефной вазы, но не образы. Обнаженные женские фигуры вылеплены им на свой лад, в них заметно скорее влияние Аристида Майоля, чем римских рельефов. Кроме того, у его танцовщиц нет никаких атрибутов дионисийского культа — ни тирсов, ни гроздьев винограда, ни звериных шкур. О том, что они вакханки, мы догадываемся только по названию вазы. Но название важно: для человека XX века (во многом благодаря популярной интерпретации вакхических мистерий у Фридриха Ницше) вакханалия символизирует благотворный творческий порыв человеческого духа, освобожденного от оков культуры.

На своем заводе Лалик постоянно экспериментировал с технологиями: совершенствовал методы отливки, изобретал новые способы патинирования стекла. Ваза «Вакханки» за 90-летнюю историю непрерывного производства в каких только видах не выпускалась: c 1927 года — из прозрачного, дымчатого и янтарного стекла, c 1947-го — из хрусталя и сатинового стекла, в 2004 году — небольшой партией из черного хрусталя, в 2007 году к 80-летнему юбилею — с фигурами вакханок, каждая из которых имела свой оттенок.

Девяностолетие вазы в 2017 году дом Lalique отметил тремя новшествами: во-первых, он выпустил ее новый вариант с позолоченной внутренней поверхностью; во-вторых, запустил в продажу духи «Вакханки», флакон которых украшает тот же рельефный фриз; и, наконец, заказал новую версию вазы (под названием «Сирены») американскому художнику Терри Роджерсу, одному из немногих представителей «современного искусства», кто умеет профессионально изобразить обнаженное тело. На его вазе при всей условности изображения в позах и очертаниях фигур легко угадывается типаж современной фотомодели. И название у вазы удачное: если вакханки Лалика, как их принято сейчас интерпретировать, эмансипированные женщины 1920-х, свободные от пут ханжеской морали, то сирены Роджерса — воплощенные соблазны консюмеризма.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *